НЕОФИЦИАЛЬНЫЙ
САЙТ ГАЗЕТЫ
СОЛНЕЧНОГОРСКОГО
РАЙОНА
МОСКОВСКОЙ
ОБЛАСТИ
СЕНЕЖ Регистрация фирм и ПБОЮЛ 495 6053422
ОБНОВЛЕНО 31 октября 2008 года
спонсор поиска поиск  
     
НОВОСТИ
Областные
Местные
ГАЗЕТА
Официально
Общество
Спорт
Закон и порядок
Городская орбита
Подмосковье
Культура
Здоровье
Вестник поселений
Светоч
До 16 и старше
Все разделы
Это надо не мертвым, это нужно живым…

Есть на нашем кладбище особенно дорогой моему сердцу уголок. Неприметное местечко у самой кромки леса, где стоят несколько простых деревянных крестов. Могильные холмики еще не успели зарасти травой — людей, лежащих здесь, похоронили совсем недавно. Так уж получилось, что по возрасту они примерно равны. Нет, они не погибли в «горячих точках». И не стали жертвами автокатастроф или криминальных разборок. Просто кончилось время их земного странствия, и они умерли. От болезней. От старости. От одиночества.

Дорожить каждым днем

В современной публицистике существует привычный уже штамп: злобная бабуля, терроризирующая своими придирками молодых людей. Есть, наверное, такие старушки, и подобные ситуации, действительно, не редкость. Но любой штамп предполагает некоторую степень обобщения. В данном случае — по возрастному признаку. Ведь очень часто мы смотрим на стариков с некоторым оттенком снисходительности и собственного превосходства. А иногда просто откровенно недружелюбно.
И стоит только такой старушке обратиться к нам с каким-нибудь замечанием или советом, как тут же у нас включается защитный рефлекс: ага — вот оно! Вместилище старых предрассудков и уклада жизни покушается на нашу свободу действия! Мы и сами знаем, как варить картошку, как правильно гладить рубашку, и не важно — в брюках или в юбке дочка пошла на вечеринку. Нет, мы порой не спорим, не огрызаемся. Мы просто стараемся их не замечать. Хотя знаем — к старикам нужно проявлять терпение, молча «перешагивать» через их нравоучения, терпеливо выслушивать наставления. И мы терпим все их дремучие пережитки. И, наверное, мало кто из нас не смотрит на стариков как на людей, проживших свой век там, за горами, где устои в семье и отношения между людьми были иными, непонятными нам.
А ведь старики во многом — как дети. Причем не в переносном, а в самом, что ни на есть, прямом смысле. И за их «дремучестью» мы иногда просто не даем себе возможность увидеть ту сокровенную любовь, которая освещает их старость.
Скажу честно — трудно любить пожилых людей со всеми их капризами и чудачествами. Ведь жизнь они меряют другими шаблонами, смотрят на нее другими глазами, живут в другом ритме. Они просто не успевают за нами, молодыми. А у нас просто нет времени, или мы не хотим остановиться, спокойно посидеть, поговорить, выслушать их, дать им возможность выговориться. Все их проблемы, болячки, рассуждения по поводу увиденного или услышанного кажутся нам такими мелкими.

Дети войны

Они не стали черствыми, озлобленными, просто они быстро повзрослели. Страшное военное время наградило их неповторимыми качествами, которыми вряд ли может похвастаться нынешний подросток. Поэтому я трепетно отношусь к тому, что происходило тогда с моими родителями. Несомненно, война принесла много горя не в одну семью, а точнее сказать, вряд ли можно найти семью, которую бы эта страшная война обошла стороной. Особенно трудно пришлось детям. Можно сказать, у них не было детства. И дело не в том, что им приходилось работать наравне со взрослыми, эти дети пережили смерть близких, голод, холод, страх, что можно остаться в одночасье одному.
Когда мне становится невмоготу, когда работа и быт переполняют меня, когда кажется, что из-под ног уходит земля и все валится из рук, я прихожу сюда, на могилу к отцу. На душе сразу становится тихо и хорошо. Буря страстей утихает, и все невзгоды уже кажутся не такими мрачными и неисправимыми.
С сединой в волосах, с изрезанным морщинами лицом, но с яркими, живыми, проницательными глазами, несмотря на пожилой возраст, папа был приветлив и общителен. Впрочем, как и любой в его возрасте, немного сварлив, чересчур ворчлив и невероятно добр. Человек, знающий жизнь не понаслышке. Когда-то мы с ним ссорились и мирились, вместе делали что-то, и я частенько сердилась на его бестолковость и упрямство. А он смотрел на меня своими ясными глазами и только улыбался. По всей видимости, ему доставляло удовольствие наблюдать, как я стараюсь доказать ему свою правоту, как в бурный поток красноречия тяжелой артиллерией вступают мои руки, переводя слова на жесты. «Все, все. Сдаюсь. Ты меня убедила, — смеясь, говорил он, поднимая руки вверх. — Только не надо так нервничать. Все сделаем так, как ты хочешь». Вот только в итоге получалось почему-то не все по-моему.

Как молоды вы были

В старости людей часто посещают воспоминания. Эпизоды прошлого цепляются один за другой: что и говорить, жизнь прожить — не поле перейти. О войне лучше бы не вспоминать, только ведь памяти не запретишь.
Сельский паренек, он сызмальства познал нелегкий крестьянский труд, а уж в войну на его плечи легли непростые обязанности. В редкие минуты откровения он рассказывал, как работал в колхозе во время войны. Она не докатилась до них. Из большой семьи, где было восемь детей, и все мальчики, только он, последыш, не воевал. Он не любил рассказывать про тяготы военной и послевоенной поры, про то, какую тяжелую работу выполняли в колхозе подростки 14-15 лет, как вставали спозаранку, хотя так хотелось поспать в утренние часы, как управлялись с огромными неповоротливыми волами, как приходилось скирдовать солому для скотины и работать на жатке. Отработав на колхозном поле, шли помогать женщинам управляться по хозяйству, заготавливали корма на зиму скотине, а еще был огород, посевная, уборочная страда. Ко всему этому нужно было выкроить время на школу, танцы, вечеринки. Молодость брала свое. И влюблялись, и ревновали, бывало, выясняя отношения, сходились врукопашную улица на улицу. Дрались с присущей этому возрасту жестокостью. Ночью мать замазывала кровоточащие раны, накладывала повязки, компрессы. А утром все вместе дружно шли на работу, с юмором обсуждая вчерашнее побоище. Да и как могло быть иначе.
Жизнь их не баловала. Сначала ждали окончания войны, потом родных с фронта, поднимали хозяйство. «Все время было некогда и даже на сон не хватало, — часто говорил отец. — Нам было достаточно того, что мы ходим под солнечным небом и чувствуем под собой твердую землю. Надо жить в радость, не убиваясь от временных трудностей или лишений. Надо дорожить каждым днем, чтобы утро всегда было светлым».

Нить воспоминаний

Иногда за праздничным столом глаза вдруг заволакивались туманом, и по щеке предательски ползла скупая мужская слеза. Значит, он снова вспомнил, что подавала на праздничный стол его мать. Выбор был небольшой. Картошка, капуста в разных вариантах, разносолы с огорода. А на работу мать утром давала бутылку молока и ломоть хлеба. Вот и все, что можно было выделить из скудного домашнего меню. Когда работали в поле или ходили в ночное, в ход шла еще печеная в кострище картошка, колоски, собранные после уборки зерновых, чай, приготовленный по-походному — в котелок бросалось все: листва свеклы, чабреца, лепестки цветков, стебли травы. Вкус чая и парного молока сопровождал его до последних дней.
Но суп из крапивы — был верхом кулинарного искусства. По весне специально устраивал пешие прогулки, чтобы собрать пучок этой бросовой, по нашему мнению, травы. Как мог он ее собирать голыми руками, остается загадкой. И ведь не всякая собиралась. По цвету определял ее зрелость, знал, с какого куста можно нарвать. А потом на кухне колдовал над обедом, никого не подпуская близко, плотно прикрыв дверь. Обед состоял из двух блюд: суп и, я даже не знаю, как и назвать другое, — крапива, поджаренная с яйцами.
На стол все это подавалось торжественно. Доставалась праздничная посуда, стелилась белая (обязательно) скатерть, отец надевал чистую рубашку, и… начинался вечер воспоминаний. Нужно было видеть его в эти минуты. Убеленная сединой голова, лучистые глаза, светящиеся какой-то торжественностью, блуждающая улыбка. Было ощущение, что он видит всех, о ком говорит. И говорит-то он больше с ними, чем рассказывает о них нам. А мы сидим и боимся вспугнуть тонкую связующую нить в прошлое. Вспоминал всё и всех. Это ведь как клубок. Потянешь за кончик и не знаешь, куда память вытянет. Оказывается, память крепко держит в своих силках имена давно ушедших и далеко живущих людей.

Память не прощает забвения

Война. Она, кровавой полосой прошедшая по жизни целого поколения и разделившая время на до и после войны, живет в каждом из нас. Но переживших и помнящих Великую Отечественную становится все меньше и меньше. И тем обиднее, что о заслугах их, детей войны, перед Отечеством вспоминают лишь раз в году, и то лишь вскользь, перед очередным днем Победы. Порой по-чиновничьи. Потому, что так надо.
Им, детям трудового фронта, пришлось пережить многое, пройти через ужасные потери, но они не унывают, живут и радуются каждому новому дню. А от нас им нужно только внимание, почет, уважение, милосердие и сострадание. Давайте помнить об этом.
Я сижу на невысоком парапете кладбищенской ограды и вижу последний приют их на этой земле. Низкие могилы под одинаковыми крестами похожи на парусные кораблики. Старики… Души их давно уплыли к Господу. И под тихий шелест листвы слушаю, как поют в кустах зяблики и — вспоминаю, вспоминаю…

АВТОР: Татьяна СЕРГЕЕВА
ОПУБЛИКОВАНО: 4 мая 2007 года
Другие статьи раздела
ПАМЯТЬ
Еще одно знаменитое место нашей воинской славы – у нас в Подмосковье под Волоколамском, у разъезда Дубосеково. Именно отсюда, в рамках празднования первой нашей победы в Великой Отечественной войне, начался художественно- патриотический рейд, посвященный 65-летию разгрома немецко-фашистских армий на подступах к столице.

СЛУЖУ ОТЕЧЕСТВУ
После окончания боевых действий в Чеченской республике остались 42-я дивизия Министерства обороны и 46-я дивизия особого назначения внутренних войск. Губернатором Московской области Борисом Громовым было принято решение об оказании шефской помощи этим двум соединениям. Солнечногорский район не остался в стороне, взяв под свой контроль отдельную авиационную эскадрилью особого назначения.

КУЛЬТУРА
22 ноября в подмосковном пансионате «Левково» прошла церемония награждения победителей областного смотра конкурса на лучшее освещение в средствах массовой информации реализации приоритетных национальных проектов.

 О проекте | Работа | Контакты | Copyright 
 
141500 г.Солнечногорск, ул. Советская, д.2 Тел./факс: (22) 61-12-61, (095) 994-12-61 E-mail: senezh2001@mail.ru © «Солнечногорское информагентство»